Банкротство физических лиц: ТОП-обзор судебной практики за 2019 год

Банкротство физических лиц: ТОП-обзор судебной практики за 2019 год

Статистические данные, публикуемые различными ведомствами и судами, подтверждают, что за банкротством с каждым годом обращается все больше россиян. Данные, представленные судебным департаментом при ВС РФ (2018 г.), показывают, что только за прошлый год от долгов удалось освободить около 30 000 граждан, при этом после завершения банкротства с долгами остались всего 576 человек. Судебная практика по банкротству физических лиц показывает, что большая часть этих долгов относятся к категории «несписываемых», то есть это алименты, долги по субсидиарной ответственности, долги, возникшие в результате причинения вреда третьим лицам, что подтверждено соответствующими судебными определениями.

Мы решили представить обзор судебной практики на 2019 год, раскрывающий позицию Арбитражных судов в отношении имущества, признаков несостоятельности, фиктивного, преднамеренного банкротства и других интересных моментов. Наслаждайтесь!

Что следует считать банкротством физ. лица?

Юристы в своей практике часто сталкиваются с распространенным стереотипом – банкротство возможно, только если у должника 500 000 рублей долга и просрочка как минимум 3 месяца. Это заблуждение, на самом деле размер долгов вообще не имеет значения, что подтверждается соответствующими судебными постановлениями.

Вот комментарий АС Чувашской республики по делу № А79-15404/2018 от 14 февраля 2019 года, где в суд обратилась Петрова С. В. с просьбой признать ее банкротство с долгом чуть меньше миллиона рублей. В числе прочего суд отметил, что неплатежеспособным гражданин является, если:

  • прекратилось исполнение долговых обязательств;
  • должник не исполнил 10% и больше своих обязательств. Например, если взнос по кредиту составляет 12 000 рублей, то недостаток более 10% (1200 р.) при погашении кредита уже свидетельствует о неплатежеспособности;
  • долг превышает стоимость собственности должника;
  • исполнительное производство по взысканию долга было приостановлено в связи с отсутствием ликвидного имущества у должника.

Согласно постановлению АС Удмуртской республики по делу № А71-25440/2018 от 8 апреля 2019 года, несостоятельностью следует считать обстоятельства, при которых должник не может больше выполнять свои обязательства по оплате долга. В качестве основания приводятся положения Пленума ВС РФ от 13 октября 2015 года № 45. Также уточняется, что нет значения, от какой суммы долга возникла проблема реализации обязательств – размер долга при этом не имеет значения.

Когда может последовать отказ в банкротстве физического лица?

Практика показывает, что в основном суды приостанавливают заявления, поступившие от кредиторов в лице официальных органов. Большей частью – от ИФНС. В качестве примера можно навести дело А70-21590/2018 от 11 января 2019 года, которое рассматривалось в АС Тюменской области.

Заявителем выступали представители ФНС, обратившиеся за признанием банкротства предпринимателя Насонова О.С. с долгом более 1,5 миллиона рублей, возникшим по налогам представленного физического лица. Собственно, суд решил приостановить поданное заявление по следующим причинам:

  • ФНС не опубликовала в 15-дневный срок до подачи заявления свои намерения в ЕФРСБ;
  • ФНС не внесла 25 000 рублей на депозитный счет в качестве вознаграждения для финуправляющего;
  • ФНС не направила копию заявления должнику;
  • ФНС не направила экземпляр иска в СРО АУ.

Фактически государственный орган допустил «детские» нарушения при инициации процедуры банкротства, и следует заметить, что такие нарушения наблюдаются очень часто. Нечто подобное наблюдалось в деле Дело № А27-30564/2018 от 4 апреля 2019 года, где инициатором тоже выступала ИФНС, которая «забыла» представить суду ряд документов, в результате чего последовала приостановка рассмотрения дела.

Займы между физическими лицами: как это работает на практике?

После введения судом реализации имущества в отношении должника, формируется реестр требований кредиторов. То есть банки и физлица, которые выдавали должнику средства в долг, и не получили их обратно, могут рассчитывать на признание своих долгов и возможный возврат долга (если хватит средств и имущества для расчетов). Соответственно, все требования должны быть подтверждены документально.

В отношении банков и кредитных организаций все понятно, они могут подтвердить свои требования кредитными договорами, нередко еще – судебными постановлениями о взыскании долга. Однако как могут подтвердить свои претензии физические лица?

Обычно предоставляется расписка между физическими лицами, однако практика показывает, что наличие долга еще необходимо доказать. Дело в том, что просто заявить о своих требованиях не получится – наоборот, суд может счесть таких кредиторов аффиллированными лицами, которые включаются с целью дальнейшего контроля над процедурой банкротства.

В качестве примера можно привести дело № А45-20510/2015 от 8 апреля 2016 года, которое рассматривалось в АС Новосибирской области, где в реестр кредиторов хотел включиться Винер В. Л. как физлицо, с долгом 35 миллионов рублей. В качестве доказательства было представлено лишь расписки, однако проверка финуправляющего показала, что должник в принципе не имел собственности, средств, и не заключал сделки на такие суммы. Соответственно, суд сомневается в реальности передачи таких средств.

Также в защиту позиции судом было приведено Постановление Пленума ВАС № 35 от 22 июня 2012 года, согласно которому расписка принципиально не может являться неоспоримым доказательством реальности долга.

Споры по поводу расписок периодически возникают в судебной практике – нельзя обойти вниманием и дело № 33-12556/2015, где супруги, как физлица, обратились в суд с требованием на 63 000 евро по отношению к своему должнику. Дело дошло до ВС РФ, который занял позицию ответчика, отправив дело на новый пересмотр. Из доказательств парой было представлено только долговые расписки и факт передачи 5 000 евро (общий долг по расписке был 68 000 евро). Так, ВС РФ указал, что долговые расписки свидетельствуют только о передаче средств, однако необходимы и другие подтверждения.

Нечто подобное наблюдалось и в популярном деле о несостоятельности Т. Исмаилова – Постановлением 9ААС от 18.03.2016г. по делу № А41-94274/2015 отменено включение очередного кредитора в реестр только на основании долговой расписки, поскольку других доказательств нет, а сопутствующие факторы по делу вызывают здоровые сомнения в платежеспособности кредитора.

Поручительство физических лиц: обзор судебной практики

В ресурсах правовой информации есть постановление Пленума ВАС РФ № 42 от 12 июля 2012 года, которым предусмотрен порядок регулирования взаимоотношений в цепочке:

Кредитор---Поручитель---Должник

Что такого представлено в данном регулятивном акте? Интересны следующие моменты данного нормативного документа.

  1. Кредитор вправе обращаться с требованием о долге как к основному должнику, так и к поручителю. Причем эта ответственность может быть разбита солидарно: то есть все стороны должны делить долг поровну.
  2. Если основной заемщик признал свое банкротство, и кредитор не включился в реестр, причем отсутствовали уважительные причины для пропуска сроков, то в дальнейшем иск к поручителю, заявление о банкротстве оного могут быть отклонены.
  3. Если кредитор обратился с иском о возврате долга к поручителю, и было вынесено соответствующее постановление по такому делу, то поручитель может включиться в реестр кредиторов к основному заемщику, если тот проходит процедуру банкротства.

Примечательно, что поручитель фактически становится новым кредитором должника, если он:

  • либо уже рассчитался с долгом,
  • либо банк предъявил претензии в его адрес.

В качестве подтверждения можно привести решение АС Центрального округа от 14 октября 2016 года № Ф10-3792/2016, где поручитель, который взял на себя ответственность за долг заемщика, практически выкупил долг, и стал новым кредитором.

Преднамеренное, фиктивное банкротство: ответственность на практике

По представленным видам банкротства предусмотрена уголовная ответственность ст. 196, 197 УК РФ. Это значит, что в случае выявления таких фактов в деле должник не сможет избавиться от долгов, кроме того – ему будут грозить наказания, предусмотренные санкциями представленных статей.

Статистика показывает, что в среднем на долю таких дел приходится 1% от всех банкротных процессов в России. При этом в 80% случаев выявляется именно преднамеренное банкротство физического лица, фиктивные процессы чаще припадают на долю ликвидации предприятий и компаний.

Давайте рассмотрим постановление по делу № 1-426/2011, вынесенное 16 ноября 2011 года в Чертановском райсуде. В рамках банкротства предприятия было обнаружено, что авансовые платежи по госконтрактам направлялись на счета аффилированных ООО, которые толком не проводили никакой деятельности. В результате возник долг, потом было инициировано банкротство организации. Интересно, что в результате с кредиторами было заключено соглашение, то есть банкротство так и не состоялось, однако в отношении руководителя все же завели уголовное производство на основании фактов неосновательного обогащения и признаков преднамеренности.

Также можно привести постановление горсуда в г. Армавир в Краснодарском крае по делу №1- 114/2012 от 13 апреля 2012 года, где руководитель был признан в преднамеренном банкротстве организации.

Тем не менее, для руководства юрлиц уголовная ответственность – это лучшая альтернатива грозящей субсидиарной ответственности. Разница заключается в последствиях.

  1. Уголовная. Санкции ст. 196-197 УК РФ предусматривают:
    • штраф 100 000-500 000 рублей/доходы за 1-2 года;
    • принудительные работы сроком до 5-ти лет;
    • лишение свободы сроком до 6-ти лет со штрафом до 200 000 рублей.

    Могут применяться те или иные санкции на выбор.

  2. Субсидиарная ответственность. Фактически долги компании переходят на бывшего руководителя. Обычно речь идет о суммах от 100 миллионов рублей. Долг нельзя списать в процессе признания банкротства, он будет числиться за должником «пожизненно».

Таким образом, если речь идет о фиктивности или преднамеренности, то с точки зрения последствий предпочтительна уголовная ответственность. Одновременно с ней субсидиарная ответственность не может применяться, потому что законодательство предусматривает недопустимость двойной ответственности за одно и то же преступление.

Опыт банкротства физических лиц: что говорят судебные определения об имуществе должников?

Определенное имущество не может быть изъято за долги, и к нему причисляется единственное жилье должника. В связи с этим возникают споры в отношении такой недвижимости - что вообще стоит считать таким жильем? Особенно, если у должника в собственности несколько квартир или домов. Ниже представлены интересные случаи из решений судов о признании банкротами физических лиц.

  1. Дело № А40-98815/2017 от 9 августа 2018 года, рассматривалось в АС Московского округа (МО).

В конкурсную массу вошли:

  • 1-комнатная квартира;
  • 3-комнатная квартира;
  • Жилплощадь 19 кв. м.

В результате было принято решение исключить 3-комнатную квартиру, несмотря на возражения других участников процесса. Суд сослался на следующие факторы:

  • наличие матери должника, которая находится у него на иждивении;
  • факт прикрепления родственницы за поликлиникой, которая числится в районе 3-комнатной квартиры;
  • нормы количества квадратных метров, положенных на 1 человека (в Москве – 18 кв. м.). Этим нормам соответствует только 3-комнатная квартира.
  1. Дело № А40-23541/2017 от 27 февраля 2019 года, которое рассматривалось в АС МО.

У должника в собственности есть 4 коттеджа и 4 квартиры. У близких родственников – у супруга, у матери, тоже есть недвижимость. В процессе банкротства должник зарегистрировала своих родственников в одной из квартир, в отношении которой в дальнейшем было подано ходатайство об исключении из конкурсной массы. В дальнейшем эту квартиру и исключили, причем решение было одинаковым в 3-х судах разных инстанций.

При этом кредиторы ходатайствовали об исключении другой квартиры, которая меньше по количеству квадратных метров в 2 раза. Суды руководствовались следующими факторами:

  • заявленная кредиторами квартира не может быть исключена, так как в ней осуществляется ремонт;
  • выбранная должником квартира стоит меньше, чем та, которую предлагали исключить кредиторы;
  • по факту должник и семья проживают в исключаемой квартире не менее 8-ми лет;
  • остальные квартиры не могут быть признаны единственным жильем, так как в них нет подходящих условий для проживания семьи. Сюда же и относится имущество членов семьи должника – они владеют долями в коммунальных жилищах.
  1. Дело № А02-2365/2014 от 28 июля 2016 года, которое рассматривалось в АС Западно-Сибирского округа.

У должника было выявлено:

  • дом, расположенный на земельном участке, принадлежащем ему же;
  • половина 2-комнатной квартиры.

Должник ходатайствовал об исключении дома в качестве единственного жилья, однако суды разных инстанций отказали в просьбе по следующим причинам:

  • дом не является единственным жильем, должник и его семья вполне могут проживать в квартире;
  • должник осуществлял действия, которые могут расцениваться как попытка защиты имущества в рамках банкротного процесса.

Таким образом, мы видим, что судебная практика в рамках банкротства по кредитам физических лиц весьма противоречива. Если в одном деле суд полностью становится на сторону должника, исключая более дорогостоящее имущество, и, признавая его единственным жильем, то в другом деле суд запросто может признать единственным жильем часть небольшой жилой квартиры, признав загородный дом, целиком принадлежащий банкроту, имуществом, пригодным для реализации. И сложно предсказать, как обернется дело в последующем аналогичном процессе – особенности банкротства заключаются в том, что здесь имеют значение мелкие, неприглядные на первый взгляд обстоятельства.

И, напоследок, еще один интересный случай, который демонстрирует, что в случае, если будут обнаружены какие-то действия со стороны должника, направленные на причинение ущерба кредиторам, он рискует не только не списать долги, но и лишиться единственного жилья.

  1. Дело № А40-196718/2017 с Постановлением АС МО № Ф05-17246/2018 от 25 февраля 2019 года.

В ходе процедуры банкротства выявлено, что у должника в собственности есть только объект недвижимости, который заявлен как единственное жилье. Должник, соответственно, ходатайствует об исключении. Если суд первой инстанции удовлетворил ходатайство, то суды высших инстанций не поддержали данное решение, и направили дел на новый пересмотр.

Что заставило судей пересмотреть позицию должника?

  1. Должник отчуждал другую недвижимость посредством оформления договора дарения в пользу своей дочери.
  2. Квартира, которая позиционировалась должником как единственное жилье, была получена незаконным путем.
  3. Дочь должника располагает 3-хкомнатной квартирой в столице.

Таким образом, в Кассации была продемонстрирована позиция, что суд не будет защищать имущество, которое по факту не является единственным жильем, хотя и заявлено, и формально является таковым.

Как сделать банкротство по кредитам с минимальными рисками? Заручиться поддержкой профессиональных юристов! Наши специалисты регулярно отслеживают последние изменения законодательства, судебную практику и обсуждение спорных моментов. Обратившись к нам, вы сможете рассчитывать на адекватную правовую оценку шансов, помощь в сохранении имущества, поддержку в зале суда. Наши выигранные дела свидетельствуют, что добиться успеха и отстоять интересы клиента можно даже в самых сложных ситуациях!

Адвокат по банкротству физических лиц

Адвокат по банкротству граждан

Банкротство - единственный законный способ освобождения от долгов.

Только Арбитражный суд может признать гражданина-должника банкротом.


Автор статьи:


Катерина Орловская